История современной музыки: панк

 У большинства непосвященных панк-культура вызывает негативные впечатления: пьяные, с торчащими крашеными волосами, одетые в черную кожу и обвешанные металлическими цепями и браслетами с шипами подростки. Даже сочетание слов «панк» и «культура» могут показаться нелепыми. Тем не менее, это движение, зародившееся в начале 70-х, до сих пор находит своих поклонников в каждом вновь подрастающем поколении. И что примечательно: музыкальные панк-группы, пусть и в небольшом количестве, постоянно возникают снова и снова, репетируют в гаражах, время от времени давая выступления в небольших клубах. Причина в том, что панк продолжает оставаться своеобразной формой протеста против социальных норм. 

Как появился панк
 С середины прошлого века музыка стала одним из способов протеста молодежи против рутины, в которую погружалось старшее поколение. Изначально музыкой протеста считался рок, но его коммерциализация вызвала глубокое разочарование у последующего поколения. Все это происходило во времена социальных потрясений и нестабильности. Несмотря на то, что первые панки появились в США, движение набрало силу благодаря одной британской группе, которая возникла в 1975 году. 

А начиналось все с того, что музыку захотели играть все, но рынок был оккупирован «рок-монстрами». Тогда молодежь стала собираться в гаражах, репетируя на старой аппаратуре и дешевых инструментах. Любительских групп развелось так много, что они породили целое направление – «гаражный рок». Молодежь нашла отличный способ самовыражения без меркантильных устремлений – они просто пели и играли то, что хотели, изливая душу. Эстафету Игги Попа перехватили Talking Heads, New York Dolls и Ramones. Возможно, эти ребята так и остались бы незамеченными среди прочих, если бы не один из лондонских предпринимателей, решивший создать на родине собственную группу, которая впоследствии стала символом субкультуры под названием панк. 

Sex Pistols
 Малькольм Макларен, владелец лондонского магазина одежды, мечтал о субкультуре, которую он мог бы снабжать необходимыми аксессуарами. Многие панки не захотят признавать, что все-таки в истоке их движения лежал скрытый коммерческий замысел, но именно так и получилось. 

Макларен просто вовремя вступил в игру. Дело в том, что в Англии на начало 70-х сложилась довольно удручающаяся ситуация, приведшая к тому, что разочарованная окружающей действительностью безработная молодежь вступила в конфликт с так называемым добропорядочным обществом. А чтобы выразить свой протест против лицемерного внешнего мира подростки стали делать все назло респектабельным гражданам: раскрашивать лица и волосы, носить цепи, пить в подворотнях и страшно ругаться. Макларен переименовал свой магазинчик, дав ему название «SEX» и занялся продажей кожаной одежды, металлических и прочих аксессуаров, вдохновляясь последними андеграундными веяниями из Нью-Йорка. Так в Лондоне появился центр панк-моды. 

Но этого было мало, и Малкольм Макларен решает взять под свое крыло и продюсировать рок-группу, которая могла бы стать афишей панк-культуры. Так Стив Джонс, Пол Кук и Глен Мэтлок составили костяк будущей группы. Но вот солиста подобрать никак не удавалось, ведь внешне он должен был быть истинным панком. Наконец удалось найти молодого человека по имени Джон Лайдон, который впоследствии получил прозвище Роттен (rotten – гнилой) из-за своих зубов. Так появилась одна из самых скандальных групп Sex Pistols, кумиры панков всех последующих поколений и враги цивилизованного общества всех времен. Первая же песня «Анархия в Соединенном Королевстве», исполненная в канун 25-летия восхождения на трон королевы, шокировала добропорядочную Англию, но нашла отклик во многих солидарных сердцах представителей зарождающейся субкультуры. 

Что представляет собой панк-музыка

 Хотя чаще принято название «панк-рок», на самом деле это вначале это был скорее антирок. Вспомним, что на заре 70-х у рока появился еще один враг – диско. Но панк оказался по отношению к диско на совершенно противоположном полюсе. Панки ненавидели рок, но по какой причине? 

Так называемая общественная мораль диссонировала с реалиями жизни. И если старшее поколение на многое устало закрывало глаза, то молодежь не желала надевать лицемерные маски. На рок-музыкантов некоторое время возлагались надежды, как на рупоры справедливости. Но время шло, а рок все не менял мир. Любимцы толпы обзавелись материальными благами и спрятались за темными стеклами личных лимузинов. Молодежи не на кого было больше надеяться, и они стали протестовать с помощью собственной музыки. 

Панк – альтернативный музыкальный стиль, в котором каждый может выплеснуть свое разочарование, боль и несогласие с миром. Для этого не нужно иметь музыкальное образование, достаточно старых инструментов, подержанной аппаратуры, гитарно-барабанного драйва и небольшой аудитории восторженных слушателей. И прежде, чем осуждать ребят, послушайте, о чем они поют. 

Как расправились с революцией нигилистов

 Да, панки – это анархисты, нигилисты и совершенно безбашенные существа. Но они искренние, они настоящие. Конечно, как и во всякой субкультуре здесь хватает одиозных и неадекватных личностей. Но в целом панк – закономерное порождение лицемерия, насквозь пропитавшего человеческое общество, что произошло вовсе не в последнее время, а являлось неотъемлемой частью становления человечества и так называемой общественной морали с ее двойными стандартами. Панк – это крик тех, кто не хочет мириться с таким положением и показывает обществу его изнаночную сторону. 

Что же касается движения, в какой-то момент, оно стало представлять столь серьезную опасность, что властям пришлось прибегнуть к испытанному средству, а именно: организовать и возглавить. Панк-музыку протянули в поп-индустрию, их атрибутику ввели в моду. Панков перестали запрещать, а в обществе им отвели пусть и не лучшее, но собственное место. Теперь панки могли протестовать сколько угодно… среди своих. Всемирной революции панки не совершили. Но если вам посчастливится встретить живого настоящего панка, имейте в виду, что он может оказаться интересной и глубокой личностью, которая вынуждена носить свою маску, не найдя иного места в социуме.